22.05.2019

Аргоновый факел в помощь радиоволновой хирургии

Операция кесарева сечения стала распространённой практикой: с помощью хирургического вмешательства в нашей стране появляется на свет каждый четвёртый, а по некоторым данным, даже каждый третий ребёнок. Но для матери кесарево сечение по-прежнему грозит рядом осложнений. Часто в послеоперационном шве скапливается раневая жидкость — подходящий субстрат для развития микроорганизмов, вызывающих нагноение, и молодым матерям назначают антибиотики, а для снятия болевого синдрома — наркотические анальгетики, что приводит к вынужденному отказу от грудного вскармливания. Хирургическое вмешательство имеет и отдалённые последствия. Грубый рубец на матке иногда из-за риска разрывов становится препятствием для вынашивания следующей беременности.

Команда инженеров и врачей из Екатеринбурга разработала технологию, которая позволяет уменьшить вероятность развития послеоперационных осложнений. В основе ноу-хау — применение широкополосной радиоволновой хирургии и аргоноплазменной коагуляции. Как правило, благодаря аргоноплазменной коагуляции можно отказаться от курса антибиотиков и сократить период приёма обезболивающих. Пациентка чувствует себя значительно лучше, может раньше начать активно двигаться и ухаживать за малышом, сокращается срок пребывания в стационаре. Если при традиционном подходе к операции на месте шва появляется грубый рубец из клеток соединительной ткани, не способной к растяжению, то благодаря аргоноплазменной коагуляции на месте послеоперационного шва образуются миоциты — мышечные клетки. Это значит, что в следующий раз женщине будет проще выносить беременность и при отсутствии противопоказаний она сможет родить естественным путём.

Радиоволновая хирургия предполагает, что хирургический разрез врач делает не металлическим скальпелем, а с помощью электрода. Медицинский аппарат генерирует ток высокой частоты. Формируется электромагнитное поле, которое концентрируется на кончике электрода. Когда хирург подносит электрод к поверхности биологической ткани, цитоплазма внутри клеток закипает, образуются пары. Постепенно давление паров нарастает и разрывает клетки, в результате ткань рассекается на заданную глубину.

Радиоволновый скальпель формирует практически идеальный разрез, без кровотечения и обугливания (карбонизации). Он обеспечивает местный антибактериальный эффект. При этом мелкие сосуды моментально запаиваются. Таким образом экономится несколько минут операционного времени, а рана остаётся сухой и чистой.

После того как рана зашита, врач прогревает шов — теперь уже в более мягком режиме, с помощью факела аргоновой плазмы. Происходит медленный нагрев клеточной цитоплазмы, при котором образующийся пар постепенно выходит через поры и клетка не разрывается, а высушивается, — ткани коагулируют.

Термин «аргоноплазменная коагуляция» означает, что воздействие тока и электромагнитного поля на биологические ткани происходит в среде аргона, а не воздуха. Трубочка для подачи газа встроена в кабель прибора. Если в среде воздуха на кончике электрода образуется короткая искра — 1,5 — 2мм, то в среде аргона длина искры составляет порядка 15 мм. Таким факелом можно коагулировать ткани на расстоянии. Бесконтактный метод исключает налипание ткани на электрод, её обугливание и инфицирование. Кроме того, аргоновая плазма активизирует восстановительные (репаративные) процессы, благодаря которым ткани быстро заживают.

Как рассказал один из разработчиков метода аргоноплазменной коагуляции кандидат медицинских наук хирург Юрий Кононов, представитель екатеринбургской компании «Фотек», инновационная технология сложилась из знаний, накопленных за последние сто лет. Первые попытки электрохирургических вмешательств произошли ещё на стыке XIX и XX веков. В России пионером в этой области был известный хирург В. Н. Шамов. Однако многие врачи выступали против метода, поскольку считали токи высокой частоты «грубой силой», которую невозможно строго дозировать. В частности, такое мнение прозвучало на IV съезде Общества российских акушеров и гинекологов в 1911 году.

Действительно, электрохирургические аппараты того времени не позволяли регулировать интенсивность воздействия тока, были очень энергоёмкими, имели огромные размеры и вес. Ренессанс электрохирургии пришёлся на 70-е годы XX столетия. Существенно уменьшить размеры аппаратов позволило широкое распространение полупроводников, пришедших на смену радиолампам. В 1990-е годы приборы стали широко использоваться для хирургии печени и желудочно-кишечного тракта. Но многие хирурги по-прежнему относились к высокочастотным аппаратам с недоверием. И не без оснований: зачастую при рассекании тканей электроды сильно искрили и вызывали карбонизацию. Обугленная ткань воспринимается организмом как инородная, а значит, он пытается заключить её в капсулу или отторгнуть. В результате нарушается капиллярное кровообращение, возникает риск воспаления и вторичного кровотечения.

Чтобы избавиться отданных проблем, некоторые производители стали использовать не высокочастотные, а радиоволновые аппараты — с частотой более 2 МГц. Правда, «традиционные», в том числе советские аппараты, работавшие на частоте от 300 кГц до 2 МГц, тоже укладывались в радиоволновый диапазон (100 кГц — 105 МГц). Тем не менее в мире общепринятым стало деление хирургии на высокочастотную и радиоволновую.

Инженеры «Фотек» пошли своим путём. Чтобы нивелировать недостатки и суммировать достоинства каждого подхода, они создали аппарат, который генерирует широкополосный радиоволновой сигнл специальной формы, получаемый суммированием сигналов с частотами от 440 кГц до 7,04 МГц. Такой аппарат обеспечивает множество разных режимов и не допускает обугливания тканей. При этом он энергоэффективен, компактен и весит всего 9 кг.

«Идея о том, что после операции нужно как следует прогреть шов и окружающие его ткани, тоже не нова, — рассказывает Юрий Кононов. — Ещё в довоенное время опытные хирурги прикладывали на швы горячие марлевые салфетки, чтобы остановить кровь, продезинфицировать и обеспечить скорейшее заживление раны. Только сейчас для профилактики нагноения и инфильтрации мы вместо салфеток используем низкотемпературную аргоновую плазму. С её помощью ткани мягко прогреваются на заданную глубину — не более 3 мм. Это безопасно и прекрасно стимулирует репарацию клеток».

Технология апробирована в клиниках Екатеринбурга, Москвы и Челябинска. Разрешение на её использование в медицинских учреждениях получено в 2011 году. За прошедшие пять лет проведены десятки тысяч операций кесарева сечения с использованием ноу-хау. В результате разработчики внесли некоторые изменения в аппарат, в том числе реализована концепция «каждому штекеру — свой разъём», исключающая ошибки медперсонала. Сейчас проходит технические испытания новая модель аппарата с единым сенсорным экраном.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *